Заболевание рандю ослера


причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Часто встречающееся патологическое состояние представляющий собой наследственную геморрагическую телеангиэктазию, развивающуюся при несостоятельности сосудистой стенки некоторых капилляров и проявляющаяся трудно останавливаемыми кровотечениями.

Причины

Причины развития болезни Рандю-Ослера-Вебера пока не изучены. Однако последние исследования генетиков указывают на то, что при этом заболевании нарушена структура трансмембранного белка эндотелиоцитов – эндоглина или киназы-1. Но это не объясняет причина развития сосудистой дисплазии, при которой у некоторых сосудов выявляется отсутствие мышечной и эластической оболочек. Такие изменения приводят к тому, что сосудистая стенка состоит из одного эндотелия и окружающей его соединительной ткани.

Сердечно-сосудистая система является производной мезенхимы, что позволяет считать болезнь Рандю-Ослера-Вебера вариантом эмбриональной мезенхимальной дисплазии. Заболевание характеризуется отсутствием мышечной и эластической оболочек сосудов, в следствии чего формируются микроаневризмы, которые легко повреждаются, что приводят к возникновению геморрагий.

Повышенная кровоточивость при данном недуге обусловлена тем, что важную роль в процессе гемостаза играет спазм кровеносных сосудов рядом с местом повреждения. При отсутствии у сосудов мышечной оболочки рефлекторный спазм невозможен, что значительно затрудняет формирование тромба и, следовательно, остановку кровотечений. Специалисты полагают, что аномалии некоторых рецепторов эндотелия способны затруднять процесс свертывания крови при этом недуге. В подтверждении того факта, что геморрагии при этом заболевании на прямую не связаны с системой гемостаза, говорит нормальный уровень всех факторов свертываемости крови у больных. Только при тяжелых формах недуга могут выявляться тромбоцитопения и нехватка других факторов, которые имеют вторичный характер и характеризуются коагулопатией потребления.

Симптомы

Первые симптомы недуга могут развиваться у детей в возрасте от 5 до 10 лет, которые обусловлены формированием телеангиэктазий на коже носа, лица, ушных раковин, губ, а также слизистых ротовой полости. Всего различают три типа сосудистых патологий, отражающих основные этапы их развития: ранний, промежуточный и узловатый.

Ранние симптомы телеангиэктазии проявляются образованием в области носа красноватых точек либо пятнышек. Для промежуточного типа сосудистых нарушений характерно образование на коже хорошо заметных сеточек, паучков и звездочек. Узловатая форма телеангиэктазии характеризуется образование узелков размером от 5 до 8 мл, которые незначительно возвышаются над поверхностью кожи либо слизистых оболочек. Интенсивность трансформации сосудистых патологий, а также их количество и возраст пациента обусловлена тяжестью каждого конкретного случая болезни Рандю-Ослера-Вебера.

Помимо телеангиэктазий у пациента формируются геморрагические расстройства, которые проявляются возникновением упорных и беспричинных носовых кровотечений. Обнаружить их причины даже при эндоскопической риноскопии очень тяжело, использование таких средств, как гемостатические губки и турунды довольно часто не могут остановить кровотечение, а иногда даже способствуют его усилению. Встречают случаи летального исхода, спровоцированные обильными носовыми кровотечениями.

Диагностика

Диагностирование заболевания производится на основании жалоб, физикального осмотра, эндоскопических исследований желудочно-кишечной и дыхательной систем.

Иногда у больного могут выявляться при магниторезонансной томографии головного мозга признаки либо подозрение на возникновение церебральных нарушений.

Для подтверждения диагноза больному может быть назначено эндоскопическое исследования, общий и биохимический анализы крови, а также генетическое исследование.

Лечение

На данный момент пока не разработано специфического лечения данного недуга. Чаще всего больные получают поддерживающее лечение. Для остановки носовых кровотечений у таких больных рекомендуется использовать лазерную абляцию, однако применение этого метода не предупреждает возникновение рецидивов. Непродолжительный эффект при остановке кровотечения позволит получить орошение полости носа охлажденным раствором аминокапроновой кислоты. В случае развития легочных и желудочно-кишечных кровотечений их можно остановить эндоскопическими методами, а при их обильности прибегают к хирургической помощи.

Профилактика

В связи с неустановленной причиной развития болезни Рандю-Ослера-Вебера пока не разработано эффективных методов ее профилактики.

www.obozrevatel.com

Современные аспекты терапии наследственной геморрагической телеангиоэктазии (болезни Рандю-Ослера).

Несмотря на определенные успехи в познании наследственной геморрагической телеангиэктазии (болезни Рандю-Ослера), особенно в области генетики, исследований висцеральных сосудистых мальформаций, вопросы лечения этого страдания остаются нерешенными. В настоящей работе приводится обзор работ, посвященных терапии болезни Рандю-Ослера, с учетом исследований последний лет; и представлены перспективные направления в решении этой проблемы.

Ливандовский Ю. А., Земсков Е. В. Современные данные о лечении наследственной геморрагической телеангиэктазии. Врач скорой помощи №12 // 2010.

Болезнь Рандю-Ослера (наследственная геморрагическая телеангиэктазия, НГТ) известна более века. Она проявляется сосудистыми изменениями типа телеангиэктазий слизистых оболочек и кожных покровов, а также висцеральными мальформациями печени, лёгких, головного мозга и других органов. Вторым важным клиническим признаком болезни служат геморрагии из телеангиэктазий носа, желудочно-кишечного тракта и т. д.. Третьим - наследственная природа болезни, которая сопряжена с аутосомно-доминантным типом наследования. Если в семье болен один из родителей, то теоретически у каждого ребёнка имеется 50% вероятность быть больным.

В последние десятилетия достигнуты несомненные успехи в молекулярной генетике, которые позволили выделить 4 типа болезни Рандю-Ослера. Многочисленные научные исследования подтвердили генетическую неоднородность заболевания. [1-3] Показано,что мутации эндоглин-корригирующего гена, расположенного на 9 хромосоме, (9q 34.1) связаны с НГТ I типа . [4-6] Второй вариант (НГТ II) вызван мутацией гена ALK 1(activin-receptor like kinase 1), который располагается на хромосоме 12, вблизи от центромеры (12q11-q19).[7-10] При этих типах НГТ мутация приводит к болезни путём гаплотической недостаточности. Доказано и существование третьего варианта (НГТ III) [11], связанного с геном, расположенным на хромосоме 5. Четвёртый вариант (НГТ IV) c проявлениями ювенильного полипоза, объясняют мутацией в гене SMAD4. [12-14]

В диагностике НГТ играют роль прежде всего, клинические признаки, а генетические исследования дополняют наши познания об этом заболевании. В последнее время появились данные, говорящие о том, что для выявления НГТ у потенциальных больных могут быть использованы и биологические показатели. Так уменьшение уровня ангиопоэтина 2 и растворимого эндоглина в крови свидетельствует в пользу данной патологии. [15]

Общие подходы лечения данного заболевания представлены в таблице 1.

Основные направления в терапии болезни Рандю-Ослера Таблица 1 .

Клинические манифестации

Направления терапии

Носовые кровотечения 1. обычная временная тампонада носа с использованием гемостатических средств;
2. ε-аминокапроновая кислота, транексамовая кислота;
3. эстроген-прогестероновые препараты, тамоксифен;
4. лазерная локальная фотокоагуляция;
5. эмболизация кровоточащих сосудов;
6. операция резекции слизистой носа с последующей пластикой;
7. гипербарическая оксигенация
Желудочно-кишечные кровотечения

1. эстроген-прогестероновые препараты
2. даназол
3. октреотид
4. термическая лазерная коагуляция кровоточащих телеангиэктазий
5. лазерная фотокоагуляция при эндоскопии

Сосудистые мальформации печени

1. транскатетерная эмболизация сосудов
2. трансплантация печени

Артериовенозная мальформация лёгких

1. транскатетерная эмболизация сосудов
2. резекция доли лёгкого

Церебральные мальформации 1. транскатетерная эмболизация сосудов
2. стереотаксическая радиотерапия
Постгеморрагическая анемия

1. пероральная и парентеральная железотерапия
2. трансфузии эритроцитарной массы


Рецидивирующие носовые кровотечения обычно являются доминирующим признаком в клинической картине заболевания. Они значительно снижают качество жизни пациентов и служат причиной поиска эффективных подходов профилактики и лечения. Острые обильные носовые кровотечения могут привести к смерти. [16]

Широко применяются традиционные методы воздействия (местные гемостатические средства, тампонада носа гемостатической губкой и др. ). При значительных кровотечениях назначают этамзилат (дицинон) внутрь или внутривенно. Для борьбы с кровотечениями широко используют антифибринолитические препараты (местно, внутрь и парентерально) [17], учитывая, в частности, и факт повышения фибринолитической активности в местах телеангиэктазий.[18]
C целью остановки носового кровотечения могут быть использованы локальные лазерные воздействия. [19-21]

Чрескожная эмболизационная терапия остаётся методом выбора при тяжёлых массивных кровотечениях и даёт значительное улучшение качества жизни пациента как в отношении тяжести, частоты, так и продолжительности носовых кровотечений на протяжении первого месяца и года после эмболизации. Но данный метод хорош, когда выполняется опытными руками, так как сама манипуляция может стать причиной многих серьёзных осложнений. [22-24] Ещё один способ лечения жизнеугрожающих носовых кровотечений у больных НГТ такой, как дермопластика слизистой перегородки носа, так же является эффективным методом остановки кровотечений, который с одной стороны улучшает качество жизни пациента в отношении рецидивирования носовых кровотечений [25], а с другой -может приводить к различным осложнениям (появление запаха из носа, образование корок, снижение обоняния, утяжеление синусовой инфекции), ухудшающим самочувствие пациента.[26]

Было опубликовано много работ, посвящённых гормональной терапии НГТ эстрогенами [27-30], но результаты оказались неоднозначными.

Видимо, в настоящее время нецелесообразно проводить локальные термо и химио каутеризации, которые способны вызвать повреждение носовых структур.

Показано, что у больных НГТ имеется высокий уровень фактора роста эндотелия сосудов (VEGF), который может быть напрямую связан с развитием телеангиэктазий. В связи с этим, появились экспериментальные исследования применения ингибитора эндотелиального фактора роста бевацузимаба (авастатина) в виде назального спрея с целью урежения частоты носовых кровотечений. [31] В литературе есть данные о совместном использовании интраназального подслизистого введения бевацизумаба и лазерного прижигания. Результаты этого комбинированного метода лечения выявили преимущества перед назначением одного бевацузимаба. Отмечено значительнoе уменьшение степени и частоты носовых кровопотерь и снижение потребности в гемотрансфузиях, повышение работоспособности пациентов с НГТ. [32]

Прошло около девяти лет с того момента, когда впервые были описаны гемостатические эффекты тамоксифена, назначенного в качестве химиотерапии больной с раком молочной железы I стадии и НГТ.[33] И сравнительно недавно было проведено первое клиническое исследование, посвящённое влиянию антиэстрогенновой терапии тамоксифеном на выраженность носовых кровотечений при НГТ. Так у 25 пациентов, рандомизированных на две группы, был продемонстрирован положительный эффект тамоксифена в дозе 20 мг/сут в отношении частоты и тяжести носовых кровотечений. [34]

В эксперименте на культуре эндотелиальных клеток было показано повышение экспрессии белков генами ENG и ALK-1 под воздействием ралоксифена, являющегося селективным стимулятором эстрогеновых рецепторов. В связи с этим возникло предложение использовать данный препарат для лечения, к примеру, носовых кровотечений у женщин, страдающих остеопорозом, в постменопаузе.[35]

Интересные результаты были получены голландскими учёными, проводившими исследования влияния N-ацетилхолина (АЦХ) на выраженность эпистаксиса и качество жизни больных НГТ . Оказывается, АЦХ, обладая антиоксидантными свойствами, способен снижать частоту, тяжесть и продолжительность носовых кровотечений. При этом максимальный положительный эффект АЦХ наблюдался у лиц мужского пола и у носителей мутации в гене ENG, в то время как у представительниц прекрасного пола и у носителей дефекта в гене ALK-1 значительного улучшения состояния выявлено не было. [36]

В этом году группой французских учёных была впервые установлена возможность применения для лечения сосудистых дисплазий при НГТ печально известного седативного средства талидомида. В опытах на мышах, гетерозиготных по мутантному гену ENG, было показано, что лечение талидомидом способно стимулировать выработку тромбоцитарного фактора роста-В (PDGF-B) эндотелиоцитами и активировать созревание сосудистой стенки за счёт размножения интрамуральных клеток (перицитов). Прижизненное исследование назального эпителия у небольшой группы пациентов с НГТ также выявило эффективность талидомида в отношении носовых кровотечений, частота и выраженность которых значительно снизилась на фоне стабилизации сосудистой стенки и повышения уровня гемоглобина. Таким образом, как заявляют авторы работы, талидомид может стать новой стратегией лечения НГТ.[37]

При введении больных с НГТ не стоит, видимо, забывать и старых методов лечения, в частности, гипероксибаротерапию, при осуществлении которой отмечено уменьшение объёма и частоты носовых кровотечений или их прекращение более чем у половины больных. [38]

С целью профилактики носовых кровотечений следует исключить приём алкогольных напитков, включая пиво, острых блюд, уксуса, пряностей, которые, как показывают клинические наблюдения, могут провоцировать геморрагии. Не рекомендуется назначать лекарственные препараты, нарушающие функциональные свойства тромбоцитов (нестероидные противовоспалительные средства и др.), а также антикоагулянты, фибринолитики, способные ухудшить течение геморрагического диатеза.

Наружные кожные кровоточащие телеангиэктазии, которые представляют косметическую проблему, требуют локальной лазеротерапии или применения криовоздействия. [39]

При выраженных желудочно-кишечных кровотечениях с гемостатической целью применяют комбинацию низких доз эстрогена и прогестерона [40,41], механизм воздействия которых мало изучен, однако, у больных наблюдается меньшая потребность в гемотрансфузиях.

Эффект применения эндоскопической локальной лазеротерапии при желудочно-кишечных геморрагиях не оправдал оптимистических ожиданий. [42]

Лёгочные артериовенозные мальформации (АВМ) могут быть обнаружены почти у 30% больных с НГТ. Многие годы классическим методом лечения лёгочных сосудистых аномалий была резекция части или доли лёгкого. Но в последние десятилетия методом выбора является транскатетерная эмболизация питающих сосудов с помощью спиралей или отдельных надувных баллонов. [43-46] За последние годы число таких операций возросло, и в литературе можно встретить данные об успешном применении данной методики у детей [47], в том числе новорождённых, [48] и у женщин с различным сроком беременности [49, 50]. Также есть сообщения о проведении двум пациентам с НГТ экстренной эндоваскулярной эмболизации с отсроченным плевроцентезом по поводу спонтанного гемоторакса, развившегося в результате разрыва лёгочной АВМ. [51] Показано,что эмболотерапия питающей артерии с диаметром больше или равным 3 мм увеличивает продолжительность жизни и улучшает качество жизни больных.

Поражения печени при разбираемом заболевании могут иметь многие причины, важнейшими из которых являются сосудистые мальформации, телеангиэктазии, аневризмы, артериовенозные шунты.
Шунт из печёночной артерии в воротную вену вызывает портальную гипертензию, способствующую развитию желудочно-кишечных кровотечений, асцита. Вследствие сосудистых аномалий печени, хронической ишемии ткани этого органа возможна картина "псевдоцирроза".

Спиральная компьютерная томография выявляет у ¾ больных те или иные васкулярные аномалии в печени, у половины больных - артериопортальные шунты.

Имеется много сообщений [52-54] об успешной реализации метода эмболизации аномальных сосудов печени, но у части больных эта процедура способна вызывать развитие осложнений - некроз печёночной ткани.

Для больных НГТ с тяжёлым поражением печени единственным эффективным методом лечения на сегодняшний день является ортотопическая трансплантация печени (ОТП). [55-57]. Показаниями к трансплантации печени у больных с данной патологией могут служить следующие обстоятельства: сердечная недостаточность в связи с сосудистыми изменениями печени, билиарный некроз, ведущий к печёночной недостаточности, выраженная портальная гипертензия и т. д.
Трансплантация печени устраняет возможность развития гепатобилиарного сепсиса и предупреждает развитие сердечно-лёгочной недостаточности, значительно улучшая качество жизни пациентов.

Согласно результатам наблюдения за пациентами, перенёсшими ОТП, долгосрочная выживаемость составляет 75% (9 пациентов из 12 оперированных), при этом у выживших после трансплантации печени наблюдалось повышение качества жизни как за счёт урежения частоты носовых кровотечений, так и вследствие расширения режима физических нагрузок.[58].

В литературе встречаются единичные сообщения об успешном применении антагониста рецепторов фактора роста эндотелия бевацузимаба у больных с псевдоциррозом Ослера. Так на примере 47-летней пациентки с НГТ, с поражением печени по типу сосудистой мальформации, кахексией, холестазом, портальной гипертензией и асцитом, 12-недельный курс бевацузимаба в дозе 5мг/кг способствовал разрешению холестаза, уменьшению сердечной недостаточности и асцита, а также нормализации нутриативного статуса и, самое главное, исключения больной из списка очереди на ОТП. Как заявляют авторы статьи, применение бевацузимаба может потенциально снизить потребность в трансплантации печени у данной группы больных. [59]

Если у больных отсутствуют признаки портальной гипертензии, печёночной недостаточности, нет грубых сосудистых изменений, то специальной активной терапии им не требуется.
Сосудистые мальформации головного мозга выявляются, прежде всего, с помощью магнитно-резонансного исследования у 5-10% пациентов с НГТ. Они способны вызывать различные клинические симптомы (головную боль, эпилептические приступы, картину ишемических атак, редко - кровоизлияния).

При церебральных мальформациях могут потребоваться нейрохирургические подходы или стереотаксическая артериовенозная эмболотерапия. [60]
Вопрос о хирургическом вмешательстве при бессимптомных церебральных мальформациях, обнаруженных при магнитно-резонансном исследовании, остаётся дискутабельным.
В заключение, следует отметить, что данное заболевание, протекающее с ангиоматозным типом кровоточивости, обычно не является прямым противопоказанием для проведения экстренных и плановых оперативных вмешательств (аппендэктомии, холецистэктомии и др.)

Таким образом, приведённые в настоящей работе данные о современной тактике терапии различных проявлений наследственной геморрагической телеангиэктазии позволяют надеяться на то, что в ближайшем будущем появятся новые подходы в решении сложных вопросов этого сосудистого страдания.

Резюме

В статье представлен обзор современных взглядов на лечение относительно редкого сосудистого заболевания — наследственной геморрагической телеангиэктазии. Подчёркиваются успехи в понимании генетических основ данного страдания.

Список используемой литературы:

1. Marchuk D. A. The molecular genetics of hereditary hemorrhagic telangiectasia. Chest 1997, VIII, №6 (Suppl), 793-823.
2. Abdalla S. A., Cymerman U., Rushlow D. et. al. Novel mutations and polymorphisms in genes occusing hereditary hemorrhagic telangiectasia. Ilum. Mutat. 2005, V. 25, №3, S 320-1.
3. Kjeldson A. D., Muller T. R., Brusgaard K. et al. Clinical symptoms according to genotype amongst patients with hereditary hemorrhagic telangiectasia. I. Intern. Med. 2005, V. 258, P. 349-355.
4. Mc Allister K. A., Grogg K. M., Johnson D. W. et. al. Endoglin? a TGE-beta binding protein of endotelial cells, is the gene for hereditary hemorrhagic telangiectasia type I. Nat. Genet., 1994, V. 8 №4 P. 345-51.
5. Shovlin C. L., Hughes J. M. B., Fuddenham E. G. D. et. al. A gene for hereditary hemorrhagic telangiectasia maps to chromosone 9q 3. Nat. Genet., 1994, №6, P. 205-9.
6. Bayrak-Foydemir P., McDonald I., Markewit B. et. al. Genotype-phenotype correlation in hereditary hemorrhagic telangiectasia: mutations and manifestations. Am. I. Med. Genet. A. 2006, V. 140 P. 463-470.
7. Vincent P., Flauchu H., Hazan I. et.a l. A third locus for hereditary hemorrhagic telangiectasia maps to chromosome 12q. Hum. Molec. Genet., 1995, №4, P. 945-949.
8. Johnson D. W., Berg J. N., Baldwin M. A. et. al. Mutations in the activin receptor-like kinase 1 gene in hereditary hemorrhagic telangiectasia type 2. Nat. Genet. 1996, V. 13, P. 189-195.
9. Berg J. N., Gallione C. J., Stenzel T. T. et. al. The activin receptor-like kinase 1 gene: genomic structure and mutations in hereditary hemorrhagic telangiectasia type 2. Am. J. Ilum. Genet. 1997, V. 61 №1, P. 60-7.
10. Berg J., Porteus M., Reinhardt G. et. al. Hereditary hemorrhagic telangiectasia: a questionnaire the different phenotypes caused by endoglin and ALK1 mutations. J. Med. Genet. 2005, V. 40, P. 585-590.
11. Cole S. G., Begbie M. E., Wallace G. M. F. et. al. A new locus for hereditary hemorrhagic telangiectasia (HHT 3) maps to chromosome 5. J. Med. Genet. 2005, V. 42, P. 577-582.
12. Gallione C. J., Repetto G. M., Legins E. et. al. A combined syndrome of juvenile polyposis and hereditary hemorrhagic telangiectasia assosiated with mutations MADh5 (SMAD4). Lancet. 2004, V. 363, P. 852-859.
13. Gillespie J. S. J., McIvor R. A. Hereditary hemorrhagic telangiectasia in association with generalised juvinale polyposis. The Ulster Medical J. 2001, V. 70, №2б P. 145-48.
14. Gallione C., Aylsworth A.S., Beis J. et.al. Overlapping spectra of SMAD4 mutations in juvenile polyposis (JP) and JP-HHT syndrome. Am J Med Genet A. 2010 Feb;V. 52, №2, P. 333-339.
15. Ojeda-Fernandez L., Barrios L., Rodriguez-Barbero A. et.al. Reduced plasma levels of Ang-2 and sEng as novel biomarkers in hereditary hemorrhagic telangiectasia (HHT).Clin Chim Acta. 2010 Apr 2; V. 411№7-8, P. 494-499.
16. Siquier F. A propos d'une epistaxis morteel. Dresse Med.,1954, V. 62, №77, P. 1594.
17. Saba H. J., Morelli G. A, Logrono L. A. Brief report: treatment of bleeding in hereditary hemorrhagic telangiectasia with aminocapronic acid. N. Engl. J. Med. 1994, V. 330, № 25, P. 1789-90.
18. Kwen H. C., Silverman N. Fibrinolytic activity in lessions of hemorrhagic telangiectesia. Arch. Dermatol. 1973, V. 107, №4, P. 571-573.
19. Lenz H., Eichler J. Endonasale chirurgische Тechnik mit dem Argonlaser. Laryng. Rhinol. Otol. 1984, V. 63, P. 534-540.
20. Vickery C. L., Kuhn F. A. Using the KTP (532 laser) to control epistaxis in patients with hereditary hemorrhagic telangiectasia. South. Med. J. 1996, V. 89, P. 78-80.
21. Qeisthoff H. W., Fiorella M. L., Fiorella R. Treatment of recurrent epistaxis in HHT. Curr. Pharm. Des. 2006, V. 12, P. 1237-42.
22. Elden I., Montanera W., Ferbrugge K. et. al. Angiographic embolisation for the treatment of epistaxis: a review of 108 cases. Otolaryngol. Head. Neck. Surg. 1994 V. 111, P. 44-50.
23. Braak S.J., de Witt C.A., Disch F.J. et.al. Percutaneous embolisation on hereditary hemorrhagic telangiectasia patients with severe epistaxis.Rhinology. 2009 Jun;47(2):166-71.
24. Ernest J., Polácková V.K., Charvát F. [Ophthalmic complications after the embolisation of the internal carotid artery--a case report] Cesk Slov Oftalmol. 2008 Sep;64(5):202-6.
25. Saunders W. H. Septal dermoplasty for hereditary telangiectasia and other conditions. Otolaryngol. Clin. North. Am., 1973, №6, P. 745-755.
26. Levine C.G., Ross D.A., Henderson K.J. et.al. Long-term complications of septal dermoplasty in patients with hereditary hemorrhagic telangiectasia.Otolaryngol Head Neck Surg. 2008 Jun;138(6):721-4.
27. Koch H. J., Escher G. C., Levis J. S. Hormonal management of hereditary hemorrhagic telangiectasia. JAMA, 1952, V. 149, P. 1376-1380.
28. Harrison D. F. Familial hemorrhagic telangiectasia – 20 cases treated with systemic estrogen. Quart. J. Med. 1964, V. 33, P. 25-38.
29. Vase P. Estrogen treatment of hemorrhagic telangiectasia. Laryngoscope. 1982, V. 92, P. 314-20.
30. Jamenson J. J., Cave D. R. Hormonal and antihormonal therapy for epistaxis in hereditary hemorrhagic telangiectasia. Laryngoscope. 2004. V. 114, P. 705-709.
31. Davidson T.M., Olitsky S.E., Wei J.L. Hereditary hemorrhagic telangiectasia/avastin.Laryngoscope. 2010 Feb;120(2):432-5.
32. Simonds J., Miller F., Mandel J. et.al. The effect of bevacizumab (Avastin) treatment on epistaxis in hereditary hemorrhagic telangiectasia. Laryngoscope. 2009 May;119(5):988-92.
33. Zacharski L.R., Dunbar S.D., Newsom W.A. et.al. Hemostatic effects of tamoxifen in hereditary hemorrhagic telangiectasia.Thromb Haemost. 2001 Feb;85(2):371-2.
34. Yaniv E., Preis M., Hadar T. et. al. Antiestrogen therapy for hereditary hemorrhagic telangiectasia: a double-blind placebo-controlled clinical trial. Laryngoscope. 2009 Feb;119(2):284-8.
35. Albiсana V., Bernabeu-Herrero M.E., Zarrabeitia R. et.al. Estrogen therapy for hereditary haemorrhagic telangiectasia (HHT): Effects of raloxifene, on Endoglin and ALK1 expression in endothelial cells. Thromb Haemost. 2010 Mar 1;103(3):525-34.
36. de Gussem E.M., Snijder R.J., Disch F.J. et.al. The effect of N-acetylcysteine on epistaxis and quality of life in patients with HHT: a pilot study. Rhinology. 2009 Mar;47(1):85-8.
37. Lebrin F., Srun S., Raymond K.et.al. Thalidomide stimulates vessel maturation and reduces epistaxis in individuals with hereditary hemorrhagic telangiectasia. Nat Med. 2010 Apr;16(4):420-8.
38. Теплюк Т. Б. Наследственная геморрагическая телеангиэктазия (болезнь Рандю-Ослера): лёгочная гемодинамика и лечение геморрагического синдрома. Дисс. канд. мед. наук. М. 1986.
39. Сельдин М. А., Ливандовский Ю. А., Рудня П. Г. О носовых кровотечениях при болезни Рандю-Ослера. Гигиена, физиология на железнодорожном транспорте. 1974. №48, С. 20-22.
40. van Cutsen E., Rutgeerts P., Vantrappen G. Treatment of bleeding gastrointenstinal vascular malformations with estrogen-progesterone. Lancet. 1990. V. 336. P. 953-5.
41. van Cutsen E. Estrogen-progesterone, a new therapy of bleeding gastrointenstinal vascular malformations. Acta Gastroenterologica Belgica 1993. V. 56, №1, P. 2-10.
42. Sargeant J. R., Loizoi L. A., Rampton D. et. al. Laser ablation of upper gastrointenstinal vascular ectagies: long-term results. Gast. 1993. V. 34, P. 470-5.
43. White R. J., Lynch-Nyhan A., Ferry P. et. al. Pulmonary arteriovenous malformations: techniques and long-time outcome of embolotherapy. Radiology. 1988, V. 169, P. 663-669.
44. Haitjema T. J., Overtoom T. T., Westermann C. J. et. al. Embolisation of pulmonary arteriovenous malformations: results and fallow in 32 patients. Thorax, 1995, V. 50, P. 719-723.
45. Dutton J. A., Jackson J. E., Hughes J. M. et. al. Pulmonary arteriovenous malformations: results of treatment with coil embolisation in 53 patients. Am. J. Roentgenol. 1995, V. 165, P. 1119-25.
46. Cotton V., Dupuis-Girod S., Lesca G. et. al. Pulmonary vascular manifestations of hereditary hemorrhagic telangiectasia (Rendu-Osler disease). Respiration 2007, V. 74, P. 361-378.
47. Faughnan M.E., Thabet A., Mei-Zahav M. et.al. Pulmonary arteriovenous malformations in children: outcomes of transcatheter embolotherapy. J Pediatr. 2004 Dec;145(6):826-31.
48. Ruf B., Eicken A., Schreiber C. et.al. Clinical improvement after banding of a pulmonary branch artery in a symptomatic patient with Osler-Rendu-Weber syndrome. Pediatr Cardiol. 2010 Jan;31(1):136-7.
49. Gammon R.B., Miksa A.K., Keller F. S. Osler-Weber-Rendu disease and pulmonary arteriovenous fistulas: deterloration and embolotherapy during prednancy. Chest 1990 98: 1522-24.
50. Gershon A.S., Faughman M.E., Chon K.S. et.al. Transcatheter embolotherapy of maternal pulmonary arteriovenous malformations during pregnancy. Chest 2001;119:470-77.
51. Berg A.M., Amirbekian S., Mojibian H. et.al. Hemothorax due to rupture of pulmonary arteriovenous malformation: an interventional emergency. Chest. 2010 Mar;137(3):705-7.
52. Alison D. J., Jordan H., Hennessy O. Therapeutic embolisation of the hepatic artery: a review of 75 procedures. Lancet. 1985, 1, 595-598.
53. Roman C. F., Cha S. D., Jincarvito J. et. al. Transcatheter embolisation of hepatic arteriovenous fistula in Osler-Weber-Rendu disease - a case report. Angiology. 1987, V. 38, P. 484-488.
54. Stock L., Raat H., Caerts B. et. al. Transcatheter embolisation of hepatic arteriovenous fistulas in Rendu-Osler-Weber disease: a case review of the literature. European Radiology 1999, V. 9. P. 1434-1437.
55. Odorico J. S., Hakim M. N., Becker V. T. et. al. Liver transplantation as definative therapy for comlications after arteriae embolisations hepatic manifestations of hereditary hemorrhagic telangiectasia. Liver Transplantation Surgery 1998, № 4, P. 483-490.
56. Boillot O., Bianco J. Liver transplantation resolves the hyperdynamic circulation in hereditary hemorrhagic telangiectasia with hepatic involment. Gastroenterology 1999, V. 166, P. 187-92.
57. Hillert C., Broering D. C., Gundlach M. et. al. Hepatic involment in hereditary hemorrhagic telangiectasia: an unusual indication for liver transplantation. Liver Transplantation. 2001, V. 7, №3, P. 266-268.
58. Dupuis-Girod S., Chesnais A.L., Ginon I. et.al. Long-term outcome of patients with hereditary hemorrhagic telangiectasia and severe hepatic involvement after orthotopic liver transplantation: a single-center study. Liver Transpl. 2010 Mar;16(3):340-7.
59. Mitchell A., Adams L.A., MacQuillan G. et.al. Bevacizumab reverses need for liver transplantation in hereditary hemorrhagic telangiectasia. Liver Transpl. 2008 Feb;14(2):210-3.
60. Haitjema T., Westermann C. J., Overtoon T. T. et. al. Hereditary hemorrhagic telangiectasia (Osler-Weber-Rendu disease): new insights in pathogenesis, complication and treatment. Arch. Int. Med. 1996, V. 156, P. 714-719.

Статья добавлена 20 февраля 2015 г.

volynka.ru

Наследственный геморрагический ангиоматоз (болезнь Ослера-Рандю) - Клиническая дерматология и венерология - 2010-02

Целью данной работы является ознакомление врачей с этиологией, патогенезом, клиническими и патоморфологическими критериями диагностики, а также принципами терапии наследственного геморрагического ангиоматоза (НГА).

Определение, история. НГА — редкое семейное заболевание кожи и слизистых оболочек, проявляющееся образованием множественных ангиоподобных пятен, узелков и телеангиэктазий вследствие геморрагической вазопатии с дефектом мезенхимы [1—3].

Встречается с частотой 1—2: 100 000, наследуется по аутосомно-доминантному типу с различной пенетрантностью гена, расположенного в локусе 9q33—34 [1, 4]. В 1896 г. H. Rendu впервые описал сочетание множественных телеангиэктазий с носовыми кровотечениями у членов одной семьи. В 1901 г. W. Osler выделил наследственные геморрагические телеангиэктазии в самостоятельный синдром [1]. Впоследствии такое сочетание получило название «наследственная геморрагическая телеангиэктазия Ослера—Рандю» [1—2, 5].

Этиология. НГА относится к наследственной и семейной патологии, возникающей вследствие конституциональной дисплазии. Имеются сообщения о семьях, в которых заболевание обнаружено в нескольких поколениях [5]. Однако нередко наследственной передачи и семейного характера болезни выявить не удается.

Патогенез. По данным современных авторов, в результате мутации гена, кодирующего белок эндотелиальных клеток эндоглин, связывается трансформирующий фактор роста β. Это ведет к утрачиванию опорных структур сосудов (перициты, гладкие мышечные клетки, эластические волокна), дефекту их мышечного и эластического слоев, разрушению контактов между эндотелиальными клетками, длительной дилатации и ломкости капилляров [3—4].

Патоморфология. Изменения выявляются в верхней части дермы (или слизистой оболочки) в виде множественных мешковидных расширений капиллярных сосудов; их стенки состоят из одного эндотелия и окружены рыхлой соединительной тканью [1—2].

Клиническая картина. Заболевание нередко начинается в 10-летнем возрасте, проявляясь частыми носовыми кровотечениями и телеангиэктазиями на коже и слизистых оболочках. Симптоматика усиливается к 20—40 годам. Болеют как мужчины, так и женщины. Изменения на коже и слизистых оболочках представлены сосудистыми пятнами типа телеангиэктазий величиной от булавочной головки до 0,5—3 см в диаметре, бледнеющими при надавливании, или пурпурными милиарными ангиоматозными узелками. Провокационные пробы «жгута» и «щипка» отрицательные. Локализация: лицо (щеки, лоб, подбородок), ушные раковины, реже — грудь, сгибательные поверхности конечностей, почти всегда — слизистые оболочки носа, рта, губ и языка. Сосудистые узелки могут выявляться также и во внутренних органах (легкие, желудочно-кишечный тракт, печень, мочевой пузырь), мягкой мозговой оболочке, сетчатке глаз.

Сосудистые узелки и телеангиэктазии склонны к периодическим, часто внезапным кровотечениям, особенно в пубертатном периоде, во время беременности, инфекционных заболеваний, а также при проведении врачебных манипуляций, чистке зубов. В результате частых и повторных кровотечений возможно развитие анемий.

При лабораторном обследовании не обнаруживается изменений показателей свертываемости крови, тромбоцитов, ретракции сгустка, времени кровотечения [1—4].

Течение. Патологические изменения с увеличением возраста усиливаются и без лечения существуют на протяжении всей жизни.

Прогноз сомнительный из-за возможности возникновения обширных кровотечений.

Диагностика. Диагноз основывается на анамнезе, клинической и гистологической картине заболевания.

Дифференциальный диагноз проводится с телеангиэктазиями при циррозе печени, гемофилией, тромбоцитопенической пурпурой, диффузной ангиокератомой туловища Фабри.

Лечение. Исключение физических нагрузок и травм. Остановка и профилактика кровотечений (препараты кальция, аминокапроновая кислота, викасол и др.). Устранение постгеморрагической анемии (препараты железа, витамин В12, фолиевая кислота, гемотрансфузии). При упорных кровотечениях назначают эстрогены. Сосудоукрепляющие средства (витамины C, P). Удаление отдельных элементов с помощью электрокоагуляции, криотерапии, лазеродеструкции [1—4].

Приводим собственные клинические наблюдения.

Больная С., 35 лет, заболела в 12-летнем возрасте, когда стали беспокоить частые кровотечения из носа, а к 20 годам на коже и слизистых оболочках появились множественные расширенные сосуды и мелкие красного цвета узелки. К врачам не обращалась. Лечение не получала. Сходные симптомы отмечает у близких родственников по материнской линии. В настоящее время имеет беременность сроком 36 нед, во время которой отметила усиление проявлений заболевания. Направлена на консультацию в клинику кожных и венерических болезней СГМУ.

В анамнезе: ОРВИ, грипп, ангина.

Объективно: на коже лица и верхней части груди отмечаются множественные расширения капилляров величиной от булавочной головки до горошины, располагающиеся в виде телеангиэктатических сплетений, паукообразные сосудистые невусы, бледнеющие при надавливании. На ушных раковинах, пальцах кистей, слизистой оболочке губ и языка имеются пурпурные милиарные узелки, слегка возвышающиеся над уровнем нормальной кожи и слизистых оболочек. Субъективных ощущений нет. Пробы «жгута» и «щипка» отрицательные (рис. 1).Рисунок 1. Больная С., 35 лет. Болезнь Ослера—Рандю. а — звездчатые сосудистые невусы, милиарные пурпурозные узелки на лице; б — расширенные капилляры и милиарные пурпурозные узелки на груди. Общее состояние пациентки удовлетворительное. Общие анализы крови и мочи без патологии. Показатели свертываемости крови, количества тромбоцитов, ретракции сгустка, времени кровотечения без отклонений от нормы.

Назначена терапия: аскорутин по 1 таблетке 3 раза в сутки в течение 1 мес, наблюдение дерматолога по месту жительства.

Больная А., 12 лет, заболела в 10-летнем возрасте, когда периодически стала отмечать обильные носовые кровотечения без видимой причины. Спустя 2 года на лице, груди, руках и ногах возникли множественные пятнистые и узелковые высыпания синюшно-красного цвета, не сопровождающиеся субъективными ощущениями. К врачу не обращалась. Не лечилась. Направлена педиатром на консультацию в клинику кожных болезней СГМУ для установления диагноза.

В анамнезе: ветряная оспа, ОРВИ, ангина, грипп. Семейного характера заболевания выяснить не удалось.

Объективно: на коже лица (щеки, лоб, подбородок, спинка носа) имеются множественные ангиоматозные красно-фиолетовые пятна диаметром от 5 мм до 1 см, склонные к группировке и слиянию, бледнеющие при надавливании, телеангиэктазии. На туловище (грудь, живот), верхних и нижних конечностях — диссеминированные мелкие сосудистые пятна и пурпурные узелки величиной от булавочной головки до горошины, синюшно-красного цвета, слегка возвышающиеся над уровнем нормальной кожи. При осмотре слизистой оболочки носа определяются телеангиэктазии и точечные ангиоподобные узелки. Провокационные пробы «жгута» и «щипка» отрицательные (рис. 2).Рисунок 2. Больная А., 12 лет. Болезнь Ослера—Рандю. а — множественные ангиоматозные красно-фиолетовые пятна, склонные к группировке и слиянию на лице; б — ангиоподобные узелки и сосудистые пятна на груди; в — множественные пурпурозные узелки и сосудистые пятна на бедрах. Субъективных ощущений нет. Общее состояние пациентки удовлетворительное. Общий анализ крови и мочи без патологии. Показатели свертываемости крови, количества тромбоцитов, ретракции сгустка, время кровотечения без отклонений от нормы.

Назначена терапия: аскорутин по 1 таблетке 3 раза в сутки в течение 1 мес, наблюдение дерматолога по месту жительства.

Больная Ш., 15 лет, заболела за 1 нед до обращения к врачу дерматовенерологу, когда без видимой причины на слизистой оболочке рта и по всему кожному покрову возникли множественные кровоизлияния и мелкие красного цвета узелки без субъективных ощущений.

В анамнезе: простудные заболевания, обильные носовые и менструальные кровотечения. О наличии подобной патологии среди близких родственников сведений не имеет.

Объективно: на туловище, верхних и нижних конечностях — диссеминированные мелкие пурпурного цвета узелки, кровоизлияния, сосудистые пятна. На слизистой оболочке твердого неба и на языке имеются геморрагические эффлоресценции. Пробы «жгута» и «щипка» отрицательные (рис. 3).Рисунок 3. Больная Ш., 15 лет. Болезнь Ослера—Рандю. а — геморрагические эффлоресценции на слизистой оболочке твердого неба и языке; б — мелкоузелковые и геморрагические высыпания на бедрах; в — сосудистые пятна и пурпурозные узелки в области спины. Общее состояние не нарушено. Общий анализ крови и мочи без патологии. Показатели свертывания крови, количества тромбоцитов, ретракции сгустка, времени кровотечения в пределах нормы.

Рекомендовано наблюдение дерматолога и лечение по месту жительства.

Таким образом, приведенные наблюдения иллюстрируют трудности диагностики НГА ввиду редкости данной патологии. Однако тщательно собранный анамнез, характерная клиническая картина в сочетании с кровотечениями и нередко выявленный семейный характер заболевания дают возможность своевременно распознать данную патологию.

www.mediasphera.ru

Болезнь Рандю-Ослера-Вебера: лечение и симптомы

О болезни наследственная геморрагическая телеангиэктазия (болезнь Рандю-Ослера-Вебера) в средствах массовой информации появилось множество сообщений после 1994 г. Именно в это время были опубликованы результаты нескольких масштабных исследований, во время которых были изучены причины, механизмы развития болезни, клиническая картина и варианты её лечения.

По данным исследований до 1994 года болезнь Рандю-Ослера-Вебера (подробное лечение и симптомы рассмотрим в статье) встречается с частотой 1 случай на 50 000 населения, по результатам 1994 г – 1 случай на 16 500. Скорее всего, причиной такого расхождения является возможность использования нового оборудования в подтверждении болезни.

Факт! В настоящее время считается, что количество больных этим заболеванием увеличивается. Но важно отметить, что это не количество больных увеличивается, а количество зарегистрированных случаев болезни Рандю-Ослера. Сейчас в клиниках первого и второго уровня медицинской помощи есть большое количество современной техники, которая помогает предположить и подтвердить правильный диагноз.

Симптомы болезни Рандю-Ослера

Заболевание Рандю-Ослера – это наследственная патология, которая передаётся от родителя ребёнку. Хромосомный дефект нарушает гистологическое строение стенки кровеносных сосудов, что вызывает их ломкость и повышает риск кровотечения.

Синонимы болезни Рандю-Ослера:

  1. Геморрагический ангиоматоз.
  2. Геморрагический диатез сосудистого генеза.
  3. Врождённая геморрагическая телеангиэктазия.
  4. Заболевание Рандю-Ослера-Вебера.
  5. Синдром Ослера.
  6. Диссеминированный гемангиоматоз.

Болезнь передаётся как аутосомно-доминантное заболевание. Этот тип наследственности подчиняется законам генетики Менделя и означает, что если один из родителей болен, патология в 50% случаев передастся и проявиться у его детей. В остальных случаях дети будут здоровы. Если болеют оба родителя, заболевание проявиться во всех случаях.

В руководстве «Диагностика болезней внутренних органов» А.Н. Окороков посвящает данному заболеванию целую главу. В ней говорится об исследованиях, которые были проведены для изучения не только причины, но и клинической картины болезни. Согласно результатам исследования 1994 г McDonald и Shovlin установили, что генетический дефект, который приводит к заболеванию, лежит в 9-ой хромосоме в локусе OWR1 (9q33-34). А вот Chovlin в 1997 г проводил ещё одно исследование, результаты которого показали, что дефект лежит ещё и в области 12-ой хромосомы 12q (локус OWR2), соответствующий рецепторамTGF-β.

Гистологическое обоснование наследственной телеангиэктазии

В норме сосудистая стенка состоит из слоёв:

  1. Эндотелиальный.
  2. Эластический.
  3. Мышечный.
  4. Фиброзный.

В каждом виде сосуда выраженность отдельно взятого слоя разная. Например, в артериальных сосудах, которые выдерживают большое кровяное давление мышечный и эластический слой наиболее выражены. Вены представлены в равной степени фиброзным, эластическим и мышечным слоями. Артериола имеет только мышечный слой, а венула фиброзный. Капилляр является самым незащищённым сосудом нашего организма, ведь он имеет только эндотелий.

В основе формирования заболевания лежит несостоятельность мышечного и эластического слоя всех кровеносных сосудов организма. Сосуды состоят практически из одного эндотелия и окружены рыхлой соединительной тканью. Именно в местах анастомозов между венулами и капиллярами появляются самые слабые участки, которые расширяются под давлением крови.

Слабость стенки сосуда приводит к появлению:

  1. Телеангиэктазия – стойкое расширение мелких сосудов, которое не имеет воспалительную природу.
  2. Артериовенозные шунты – прямое сообщение вен и артерий без включения более мелких сосудов. Такая патология приводит к нарушению трофики тканей в участке, который кровоснабжается за счёт этих сосудов.
  3. Аневризма – стойкое мешковидное расширение сосуда в одном месте.

[neutral title=””]Интересно знать! Аневризма бывает ложная и истинная. Истинная представляет под собой расширение всех слоёв сосуда, а ложная (пульсирующая) – это разрушение стенки сосуда, при котором не нарушается целостность его внешнего слоя. Это приводит к скоплению крови в просвете между средним и наружным слоем, что иногда выглядит как истинная аневризма.[/neutral]

Именно формирование телеангиэктазии в месте перехода капилляра в венулу и является характерным признаком болезни. Обычно ещё развивается патология и эндотелиального слоя сосуда, что сопровождается накоплением лейкоцитов и гистиоцитов вокруг сосудов. Также нарушается образование сосочков кожи и потовых желёз и волосяных фолликулов.

Повышенный риск кровотечений у больных Рандю-Ослером вызван ломкостью сосудов, но в 1998г учёными Endo, Mamiyaи Niitsu было замечено нарушение образования тромбоцитов. Так как процент таких больных был слишком мал, этот факт не стали вносить в диагностический критерий болезни, но сбрасывать его со счетов не стали.

Клиническая картина болезни Рандю-Ослера-Вебера

Внешние признаки заболевания Вебера зачастую возникают в раннем школьном возрасте и проявляются в несколько этапов:

  1. Начальный – на теле небольшое количество мелких пятен невоспалительного характера, которые имеют неправильную форму.
  2. Промежуточный – пятна постепенно увеличиваются и начинают принимать паукообразную форму.
  3. Узловой – диаметр расширения сосудов достигает 5-7 мм и выступает над уровнем кожных покровов.

В зависимости от расположения сосудистой звёздочки её цвет может варьироваться от алого до тёмно-синего.

Диагностический факт! Диагностическим критерием дефекта кожи является его исчезновение при надавливании на него. Этот метод хорошо известен как «диаскопия». Суть метода в распознании сосудистого или воспалительного характера пятна на коже. Обычным прозрачным стеклом на пятно надавливают. Если оно исчезло, значит, дефект сосудистого характера, если нет – воспалительного. При болезни Рандю-Ослера на коже возникают дефекты сосудистого характера, которые исчезают при надавливании.

Самым опасным клиническим признаком заболевания «Наследственная геморрагическая телеангиэктазия» является кровотечение. Оно может быть различно локализации и сопровождаться:

  1. Кровоподтёками на коже.
  2. Кровоизлияниями в глазном яблоке.
  3. Небольшим количеством свежей крови в кале.
  4. Кровью при чистке зубов.
  5. Кровотечением из носа.
  6. Кровью в мокроте при кашле или чихании.
  7. Алой кровью в рвотных массах.

Из-за потери хоть и небольшого количества крови, но постоянно, человек начинает чувствовать общие признаки болезни:

  1. Усталость.
  2. Сонливость.
  3. Головокружение и обмороки.
  4. Шум в ушах и «звёздочки» перед глазами.
  5. Учащение сердцебиения и одышка.
  6. Симптомы стенокардии.

Вышеперечисленные общие симптомы имеют обоснование:

  1. Нарушается трофика тканей, что приводит к гипоксии и голоданию клеток.
  2. Недостаток кислорода приводит к ускорению кровообращения.
  3. Патология сосудов сердца вызывает признаки кислородного голодания клеток сердечных клеток, что вызывает симптомы стенокардии.

Диагностические критерии заболевания

Симптомы, которые могут свидетельствовать о наличии болезни Рандю-Ослера:

  1. Частые носовые кровотечения – 90%.
  2. Воспалительные заболевания лёгких– 5-30%. В расширенных артерио-венозных анастомозах нижних отделах лёгких происходит застой крови, это приводит к застою в малом круге кровообращения и развитию воспалительных процессов. Это проявляется как одышка, цианоз, кровохарканье. Хроническая гипоксемия приводит к ответному повышению количества эритроцитов(гипоксемический эритроцитоз), что проявляется как сгущение крови.
  3. Желудочно- кишечные кровотечения в 20% случаев проявляют себя в возрасте 40-50 лет. Чаще это кровотечение из желудка, но в 10% случаев кровоточит толстая кишка, что может быть ошибочно расценено как геморрой, рак или полипоз.
  4. Нарушения работы головного и спинного мозга непосредственно связаны с сосудистой патологией, которая иногда купируется хирургическим путём.
  5. Цирроз печени возникает в 1-2%. Его причиной становиться именно нарушение трофики органа, но такое заключение является больше предположением, так как больные зачастую принимают большое количество медикаментов и исключить токсический медикаментозный гепатит нельзя.

Зачастую диагноз выставляется после длительного и мучительного лечения симптомов заболевания различными способами. Только благодаря подробному сбору анамнеза заболевания и жизни, тщательному осмотру тела пациента можно предположить наличие болезни Рандю-Ослера-Вебера. Для подтверждения предположительного диагноза необходимо сделать лабораторные и инструментальные методы диагностики.

Результаты лабораторных исследований:

  1. Клинический анализ крови – анемияили вторичный эритроцитоз на фоне снижения сатурации кислорода в крови,тромбоцитопения (редко).
  2. Биохимический анализ крови – недостаточность железа (вторичная железодефицитная анемия), нарушение электролитного состава крови.
  3. Пробы на свёртываемость крови – время свёртывания крови повышено (редко).
  4. Общий анализ мочи – эритроциты в моче (при наличии кровотечения в мочеполовой системе).

Результаты инструментальных методов исследования:

  1. ЭФГДС – признаки расширения сосудов слизистой оболочки верхнего отдела пищеварительной системы (ротовая полость, пищевод, желудок, ДПК).
  2. Колоноскопия – телеангиэктазии на слизистой толстого кишечника.
  3. Бронхоскопия – аневризмы и сосудистые звёздочки на слизистой оболочке дыхательных путей (применяется редко).

Иногда делают цистоскопию (осмотр мочевыделительных путей) и диагностические лапароскопические операции, но эти методы слишком травмаопасны, поэтому для подтверждения заболевания с целью не провоцировать возникновение кровотечения данные методы не применяются или применяются, но крайне редко.

Оптимальным методом осмотра сосудов внутренних органов является КТ или МРТ с контрастом, который позволяет визуализировать все аномальные сосудистые сплетения в организме.

Способы лечения болезни Рандю-Ослера

В настоящее время в мире существует 2 вида лечения любого заболевания:

  1. Патогенетическое лечение – способ борьбы непосредственно с синдромами проявления болезни.
  2. Этиологическое лечение – способ борьбы с главной причиной заболевания.

Так как причина заболевания кроется в генетическом коде каждой клетки человеческого организма, в практической медицине эффективным оказывается только патогенетическое лечение. Оно состоит из нескольких пунктов:

  1. Профилактика кровотечений.
  2. Поддержание кислотно-основного и электролитного состояния организма.
  3. Хирургическое иссечение больших дефектов сосудов.
  4. При необходимости укрепление стенки крупных сосудов (аорты).
  5. Купирование острых состояний: кровотечение, одышка, приступ стенокардии, головокружение, потеря сознания.

Особенности лечения больных синдромом Ослера

Лечение носовых кровотечений лучше не осуществлять с помощью тугих тампонад носовых ходов, так как это приводит к травме мелких сосудов и только усугубляет положение.

При кровотечении из мелких сосудов применение местных кровоостанавливающих средств является малоэффективным (Тромбин, Лебетокс).

Лучшим кровоостанавливающим средством является 5-8% Аминокапроновая кислота, которая при орошении слизистой и кожи действует быстро и длительно. После остановки кровотечения необходимо применить местные заживляющие препараты (Пантенол) для заживления раны.

Профилактика кровотечений состоит из:

  1. Ограничений в занятии травмоопасными видами спорта и досуга.
  2. Поддержание кровяного давления на нормальном уровне (110/70 – 120/80 мм.рт.ст.).
  3. Предупреждение воспалительных процессов в организме.
  4. Приём витаминов и микроэлементов в необходимом количестве.
  5. Ограничение стрессовых ситуаций.
  6. Ограничение и строгий контроль приёма препаратов разжижающих кровь (антикоагулянты).

В зависимости от тяжести течения болезни назначают лекарственные средства:

  1. Глюкокортикоиды (Преднизолон 4-8 мг в сутки) как противовоспалительное средство.
  2. Антиоксиданты для укрепления сосудов и вывода продуктов обмена (Аскорутин, Витамин Е).
  3. Препараты железа (Ферумлек) для лечения железодефицитной анемии.
  4. Приём большого количества воды для восполнения жидкости (Ессентуки, Регидрон).

В наше время этиологическое лечение наследственной геморрагической телеангиоэктазией невозможно, но есть шанс с помощью новейших технологий и разработок можно найти эффективный способ. Благодаря современным методикам коррекции ДНК в клетке в настоящее время можно предотвратить развитие заболевание у плода на ранних сроках внутриутробного развития или до момента зачатия.

На данный момент вложено большое количество денежных средств на изучение и разработку эффективных вариантов генотерапии заболевания. В любом случае генотерапия наследственной геморрагической телеангиэктазии это единственный шаг в будущее без этого смертельного заболевания, причиной которого стала ошибка ДНК половых клеток. Весь мир надеется, что человечество скоро узнает, чем лечить болезнь Рандю-Ослера.

sosud-ok.ru


Смотрите также